Please reload

Недавние посты

I'm busy working on my blog posts. Watch this space!

Please reload

Избранные посты

КАВПОЛИТ: Андрей Чупрыгин

December 19, 2015

 

Читать по ссылке: http://kavpolit.com/articles/arabskaya_vesna-22187/

18 декабря 2010 года арабский мир накрыла волна демонстраций и путчей.

Перевороты произошли в Тунисе, Египте, Йемене. Также «арабская весна» задела Сирию, Марокко, Западную Сахару, Саудовскую Аравию, Иорданию, Ирак, Ливию и другие страны.

 

Когда я начинаю рассуждать на тему «арабской весны», все время вспоминаю Роберта Пенна Уоррена, который написал замечательный роман «Вся королевская рать», где он высказал мысль, что история редко совершает прыжки, но когда это происходит, как правило, прыгает назад.

Дороги, по которым пошел арабский Восток последние пять лет, не совсем понятны для осмысления западного человека.

 

Сегодня можно утверждать, что в результате событий, которые начались пять лет назад, Ближний Восток жесточайшим образом практически пришел в состояние катастрофы. В Ливии, Сирии, Ираке, Йемене – гражданская война, разруха.

Египет, судя по всему, в результате так называемого витка пребывания у власти «Братьев-мусульман» сегодня находится в состоянии еще худшем, чем был после правления Мубарака.

Королевство Саудовской Аравии и страны Персидского залива остались более-менее стабильны. Но надо признать, что правители этих стран, в основном, смотрят в «зеркало заднего вида» и вполне могут упустить угрозу, которая может их поджидать за ближайшим поворотом этой истории.

Марокко, Иордания, в некоторой степени Тунис выдержали этот политический шторм. И даже Алжир, но там немного другая история, потому что Алжир смог достаточно беспрепятственно силовым путем подавить все выступления, которые были с самого начала салафитски радикализованы.

 

Однако Марокко, Иордания и Тунис вряд ли могут быть сегодня эталонами решения конфликтов по целому ряду причин.

Ливан в свою очередь – это полная эндемика, в нем как не было функционального правительства, так его и нет. И проблемы суверенитета как десятилетиями не были решены окончательно, так они и не решены до сих пор.

Для того чтобы понять, пойдет ли все «не так» дальше, надо понять, что пошло «не так» с самого начала.

Во-первых, я не могу согласиться с тем, что в арабских странах Ближнего Востока произошла революция. Революции там никакой не произошло.

Там произошел стихийный бунт. Можно вернуться в 1919 год, вспомнить арабское восстание против османского владычества. Та ситуация в некоторой степени на начальном этапе напоминала, по-моему, рассматриваемые события.

 

Потом она пошла немного по другой траектории. Понятно, что ситуация изменилась. Но все-таки, что пошло «не так»? Первое, что бросается в глаза, – это то, что так называемая революция не родила ни одного харизматичного сильного лидера.

В результате отсутствия лидера в отдельно взятой стране или отдельно взятом регионе или в рамках отдельно взятого восстания, в игру вступил обычный модус вивенди Ближнего Востока – это племенные, сектантские и групповые интересы. Мелкие лидеры начали собирать вокруг себя группы по интересам и воевать за свое счастливое будущее.

Лидеров переходного периода тоже нет. Я не могу назвать ни одного, кто мог бы «разрулить» ситуацию в неком определенном направлении, достичь баланса, может быть временного, чтобы потом на этом основании что-то решать.

Второе – полное отсутствие обновленных институтов власти. Можно грубо сказать: за что боролись, на то и напоролись. То есть в результате стихийных бунтов, колоссальных событий, ухода от власти или увода от власти традиционных сильных лидеров диктаторского характера институты остались на месте.

 

Властный аппарат окопавшихся бюрократов в течение длительного периода времени остается на месте, несмотря на то, что он был дискредитирован хотя бы по той простой причине, что был не в состоянии противостоять тенденции смены правительства.

Мы наблюдали, как в период с 1970 до 2011 год арабские страны, учитывая условия региона, по большому счету, конечно, так или иначе консолидировали свои позиции.

Я как можно реже стараюсь употреблять название «арабская весна». Считаю его частью маркетингового хода, придуманного прессой. Весна – это что-то цветущее, хорошее. Но на деле в результате этих событий началась фрагментация Ирака, раздел Сирии на мелкие угодия, воюющие между собой.

 

И самый главный, конечно, результат на сегодняшний день, как ни странно, это то, что в регионе появились оформившиеся новые игроки, которые не имеют отношения к арабским странам, как таковым.

Это Иран, Турция и Израиль. Конечно, у них – не без проблем, но тем не менее, на фоне событий, происходящих в арабских странах в частности, и прежде всего в так называемых «дочерях» Великобритании и Франции – Сирии, Ливане, Ираке и Палестина, Иран, Турция и Израиль смотрятся, конечно, убедительно.

Это новые игроки. И, наверное, уже надо рассматривать дальнейшую ситуацию развития в регионе как раз с точки зрения роли, которую будут играть эти три страны. Мне могут возразить, что видите, Саудовская Аравия поднимает голову, они объявили о создании так называемого антитеррористического исламского альянса.

Но здесь мне непонятна эта история, потому что альянс совершенно явно существо мертворожденное и никакого отношения к событиям на территории Ближнего Востока, он не имеет. Это политический ход, который Саудовская Аравия совершила, когда им сказали внешние силы, которые влияли на события, которые произошли на Ближнем Востоке.

 

Все наверное помнят план Большого Ближнего Востока. Знаменитое выступление полковника Петерса в 2006 году, с его не менее знаменитой картой так называемого умиротворенного Ближнего Востока, когда событиями арабской весны еще и не пахло.

Если сейчас посмотреть на карту, она до боли напоминает, за исключением некоторых деталей, о том, что мы сегодня видим в этом формирующемся регионе.

Это «балканизация» Ближнего Востока, о чем говорил Бернард Льюис – мой любимый патриарх западного востоковедния. Он с этой балканизацией носится уже последние 20 лет. И, наверное, сейчас хвалится за то, что он хорошо предсказал все, что сейчас происходит.

Дальше это признаки, совершенно невероятная синхронизация событий на больших трансграничных расстояниях на Ближнем Востоке, которую мы наблюдали в условиях Арабской весны.

 

​Что для меня является показателем, – здесь, конечно, не обошлось без очень серьезного внешнего воздействия. Я не скажу режиссуры, скорее всего, просто вовремя вскочили в вагон уходящего поезда, но тем не менее это произошло.

Налицо высокие темпы милитаризации конфликта. Мы давно таких не видели. То есть темпы невероятные, конфликт в одночасье из демонстрации молодежи на улицах, перешел в интенсивное вооруженное состояние, притом на широкой местности.

И, конечно, историческая близость к событиям 2003 года. Это оккупация Ирака и свержение правительства Садама Хуссейна.

Признаки, конечно, косвенные, но без внимания, я думаю, их оставлять нельзя. Особенно в условиях того, что в авангарде борьбы за демократию сегодня, против диктаторских режимов мы видим «чемпиона демократических преобразований» – это королевство Саудовская Аравия.

Это тоже очень показательный для меня факт.

 

 

 

 

Please reload

Мы в соцсетях